В поисках радуги

Линия горизонта, ускользала от него вместе со временем и расстоянием, которые он пытался преодолеть. Каждый шаг приносил боль и радость одновременно. Идти было трудно, но он шел, ибо не идти не мог. Картинки проскальзывали перед глазами, даже не успевая отпечататься в сознании. Всполохи маковых соцветий резали глаза кровавыми пятнами страстей, которые он проживал, даже не успевая проснуться. Серая хмарь ковыля, успокаивала, лечила раны от пережитого, но ненадолго. Потом вдруг все высвечивалось золотом спелых пшеничных колосьев, и ему казалось, что путь близится к концу. Однако васильковые островки, режущие поле на части, возвращали в прошлое, в далекий край детства и опять дорога сворачивала в сторону, а прямая закручивалась в спираль. С каждым новым поворотом идти становилось сложней. Сознание путалось и ему грезились ритуальные ленты на деревьях его памяти. Он шел навстречу радуге, которая периодически манила его, указывая правильность пути, но только стоило ей исчезнуть, как он опять терял дорогу домой. А линия горизонта, словно насмехаясь над его усилиями, оставалась на том же расстоянии от него, что и в первый день его первого шага. И он снова просыпался.

Проснуться, или умереть?

 - Они приходят сюда, чтобы поспать?
- Они приходят сюда, чтобы их разбудили…
Реальности пересекаются, сворачиваются, выстраиваются в параллели, закручиваются в ленту Мёбиуса, или просто превращаются в точку. Уловить свою реальность непросто. Альфа и Омега – начало и конец, мы с трудом различаем границы, пытаясь убедить себя в том, что мы правы. Мы верим, увы, когда-то нас в этом убедили, что жизнь – это прямая, по которой мы плетемся от рождения к смерти. Нам кажется, что наш мир трехмерен, и назад дороги нет. Сандалии растирают ноги в кровь, ветер уносит память, рассеивая последние осколки прожитых лет. Мы строим замки на песке, даже не задумываясь, что их разрушит наше собственное дыхание. Что мы подразумеваем под оплечьем, что считаем вехами своего бытия? Ответов на вопросы, поставленные нами, просто не существует, потому что вопросы мы формулируем неверно. Траурные венки, и ритуальные услуги – это итог нашей жизни? Нет. Памятники и венки на них – это лишь дань пройденным дорогам, низкий поклон усилиям и стараниям. Ритуал – это музыкальный аккорд, он завершает одну мелодию, и дает возможность перейти к новым виражам. Мы обязательно проснемся, и снова станем молодыми. 

Идеальный мир в бокале с ядом цикуты

Мир треснул пополам, когда Сократ поделился с человечеством своей великой иллюзией об Идеях. Идеальный мир ударом молнии разрушил представление об обычной реальности, высветив все погрешности социума. Человек идеален, в нем сокрыта тайна, которую даровали ему боги. Главное, задать правильный вопрос и извлечь из тайников его бессознательных переживаний воспоминания о будущем. Круг замкнулся. Путь в этой реальности, всего лишь след на песке бесконечности. Его очень быстро смоет волна наших грез и страстей. Дабы понять происходящее, надо вспомнить то, что начерчено за линией горизонта. Сократ умел читать скрижали наших душ, за что расплачивался тюремной камерой. Но для того, кто помнит, не страшны материальные стены, ибо он умеет приподнять храмовую завесу. Экзистенциальной свободы Сократ не боялся, как впрочем, не боялся и смерти.  Траурных венков и лент на прощальном ужине не было. Собрание друзей, последние напутствия учителя и полёт в бесконечность. На дне бокала с ядом цикуты Сократ сумел разглядеть свое пробуждение. Поняли ли его потомки? Увы. У каждого свои правила. Но главное, Сократ, зародил Идею, от которой уже не в состоянии избавиться человечество: «Наш мир - нереален, он всего лишь ступенька в вечность!»

Безмолвный страж

В магазине ритуальных услуг народу было мало. Женщина в черном, справлялась у продавца о ценах на венки из живых цветов, заказывала траурные ленты, спрашивала о ритуальных услугах. Помещение было маленьким. Стоял полумрак и тишина. Он переминался с ноги на ногу, пытаясь понять, зачем он сюда зашел, по его мнению трагедий в его жизни не происходило. Мало того, он даже не мог вспомнить, как он сюда попал, где он был до этого. В голове крутились какие-то неясные картинки, которые он никак не мог собрать воедино. Вспышки света, крики толпы, врачи в белых халатах и яркие круги ламп над головой. Что-то вырисовывалось, но тут же ускользало от его сознания. Народ в магазине менялся, а он все стоял и стоял в углу, пытаясь собраться с мыслями. Потом он перевел взгляд в сторону и совершенно случайно увидел в конце узкого коридора огромную деревянную дверь. Рядом с нею стоял коренастый безмолвный охранник. Надписи на двери не было. В очередной раз, пытаясь перегрузить свой мозговой компьютер, он решил выйти на улицу. Подойдя к двери, понял, пройти через строгую охрану будет нелегко. В его голове откуда-то издалека, из детского прошлого появилась мысль: «Чтобы страж пропустил, нужно вспомнить какие-то волшебные слова». Слов не было. Тогда он беспомощно полез в карман, словно пытаясь там что-то найти. В руках оказался ключик из детства. Это был потаенный ключ от шкатулки, в которой он, будучи ребенком, хранил свои секреты от окружающих. Он протянул его охраннику. Через минуту безмолвный страж растворился, а дверь распахнулась. Он почувствовал ароматом спелых яблок и свежесть раннего утра. В сердце вернулись утраченные иллюзии. Пройдя через арку радуги, он уже точно знал, что вернулся домой.  

Осенняя песня

Осень захлестнула дождями улицы, убаюкала хмарью дома, заволокла туманами город. Грусть разлилась серой моросью, заполнив собою весь мир. Мысли путаются, унося нас в прошлое, где было солнечно и светло. Экзистенциальный кризис начинает разъедать сознание. В мозгу возникает основной вопрос: «Зачем ты живешь человек?» Тщетно пытаешься найти ответ, он уплывает от тебя, даже не отпечатавшись в твоей голове. Время - стрела, несется без остановки, не давая нам передышки. Успеешь ли выполнить то, ради чего ты пришел сюда? Или четыре удара по крышке гроба заглушат все звуки мира раньше, чем ты ответишь на поставленные вопросы. Радуйся жизни, ведь каждая секунда неповторима. Живи на все сто, чтобы венки ритуальные не стали последним подарком от твоих друзей. Помни, все зависит от тебя самого. Ты сам творишь свою судьбу. Так сделай свой мир радужным! И тогда все цветы мира будут у твоих ног, а ритуальную корзину из искусственных цветов оставь на потом. Всему свое время. 

Четвертое измерение

«Времени нет», - утверждал древний философ. И был абсолютно прав. Ибо время и пространство всего лишь категории нашего мышления. В природе данных понятий не существует. Мы придумали очень грустную сказку. Жаль, что все в нее поверили. Никому и в голову не придет ее переписать. А ведь все очень просто. Каждый из нас способен изменить мир вокруг себя. Ибо все, что нас окружает - иллюзия, обман. Так почему же не сделать иллюзию красочной? Великий русский философ Успенский говорил: «Время – это четвертое измерение, и, если выйти за пределы привычного ограничения, то мы сможем увидеть всю многомерность данного понятия». Прошлое, настоящее и будущее предстанут перед нами в едином пейзаже, бескрайнем и красочном, где не будет траурных лент, ритуальных венков и памятников. А будет совсем иная картины, которую мы сотворим сами. Поверьте, это творение будет гениальным. 

Утраченные мечты

Каждый из нас разорван на тысячу мелких кусочков, которые мы тщетно пытаемся собрать воедино. Вязкость материи, тягучесть пространства, зыбкость времени – наказание за грехи наши тяжкие. Наше сознание переполнено чужими мыслями, инородными страстями, навязанными идеями. Освободить себя от сторонних переживаний - нет никакой возможности. Отравленные жаждой познания, мы мечемся внутри себя, не в состоянии понять и услышать зацементированное социальной отравой свое собственно «Я». Мы забыли свое настоящее имя, не помним свой дом, утратили связь с прошлым, не смогли найти ключи от будущего. Кто мы? Мы тщетно прислушиваемся к шуму дождя, к призыву ветра, к голосам улетающих  птиц, нам кажется, что в этих ускользающих звуках есть то, что мы ищем. Но слух нас подводит, а визуальный ряд наполняется ритуальными лентами, ритуальными венками и корзинами искусственных цветов. Соревнование продолжается. Мы не можем отрешиться от наших желаний, гоняемся по кругу за утраченными мечтами, наполняя себя все новыми и новыми страданиями. В нашем сознании возникают ритуальные композиции из искусственных цветов, памятники и венки. Нам, глупым, и невдомек, что все, что нас окружает – это всего лишь порождение наших иллюзий. Стоит сделать один шаг навстречу радуге и все вокруг изменится. Не бойтесь менять себя. 

Горе от ума

Наши сны подсказывают нам, где и кого искать, но просыпаясь, мы вновь оказываемся в ловушке. Перенести сновидческие образы в нашу реальность нет возможности. И опять мы тщетно пытаемся понять себя, найти свое имя, звук которого тебе напомнили птицы, ветер, шум дождя, но ты так и не смог его воспроизвести. Тебе кажется, что ты у цели, но цель убегает. Вместо музыки в голове гул неразличимых звуков, отсутствие ритма. Какофония. Вместо солнечного утра нам грезятся траурные ленты на венках. И это все мы выбрали сами. Утратив веру, обрекли себя на муки поисков. Что искать, если и так все ясно. Но ведь нам надо потрогать, пощупать, прикоснуться к ранам. Мы не верим, мы хотим чудес и доказательств. Горе от ума, но и без него тоскливо. Нас отравили в детстве страстью к познанию. Золотой плод был сладок, но ядовит. Расплата за это неминуема. Нас мучает изжога, в крови яд. Попытки изменить ситуацию, приводят к истерии. Походы в церковь за верой оканчиваются неудачей. Исповедь – галочкой о проделанной работе. Что делать? Кто виноват? Ни в одном языке мира нет слов, которые бы сложились в ответ на эти вопросы. Есть только один способ понять мир - пробудиться от вечной спячки, окунуться в тишину и остановить ненужный поток мыслей. Именно в этой плоскости таятся ответы на все интересующие нас вопросы. Попробуйте, у вас обязательно получится.

Призывы ветра

Морской бриз пах свежестью и соленой прохладой. Водная гладь манила серебристой рябью. А огромный диск луны завораживал неприступностью. От него отходила светящаяся дорожка, притягивая к себе одинокого путника. Казалось, что стоит только ступить на нее, и все в этом мире изменится. Морская гладь станет твердью, горизонт допустит до своих пределов, а Луна откроет врата в Бесконечность. И уже никогда не будет слез, траурных корзин из искусственных цветов, никогда не будет венков и траурных лент. В душе будет светло и спокойно. Что сложного нам в это поверить? Но мы боимся даже думать об этом, обращая все свои мечты в мелкие желания и суетные мысли. Круговорот ненужных слов отвлекает от главного, память отказывается вспомнить будущее, будни затягивают в болотистую хлябь. Не те цели, не те желание. Все не то… А ветер нашептывает о главном, прислушайтесь к его призывам, поверьте в себя, окунитесь в морскую бездну своих бессознательных переживаний и ваши глаза увидят мир настоящим. Помните, все зависит от вас. Стоит только захотеть. А, главное, не бояться! 

Письмо в иную реальность

Прости, пишу тебе с опоздание в тридцать пять лет. Не знаю, ждешь ли ты еще ответа, или давно утратил надежду получить от меня пару строк. Время оказалось безжалостным к нам с тобой. Вернуть ничего мы уже не в силах, тем паче, что тебя давно уж нет. Ты ушел колючим январским утром, не попрощавшись со мной, не поцеловав напоследок. Ушел сурово и холодно. Ритуальные венки и траурные ленты, ритуальные корзины искусственных цветов и четыре удара по крышке гроба холодно и равнодушно резали сердце. Все, что я тебе кричала вослед, ты не хотел слышать. Мои капли крови, в виде алых гвоздик застыли  на белом снегу, и только озорной и наглый ветер бросал их тебе под ноги. Это был мой прощальный поцелуй, но тебе он уже не был нужен. Я опоздала. Я всегда прихожу не вовремя, увы. Глупо. Мне скоро стукнет пятьдесят. Тебе все также двадцать один. Я уже старуха, а ты красив и юн, как прежде. В твоем мире всегда весна, там благоухает сирень, и цветут яблони, там золотистые поля из одуванчиков волнуют все также юные сердца, а васильки и маки будоражат чувства. В моем унылом мире уже глубокая осень. Ледяной промозглый ветер срывает последние надежды, уносит память, а первый снег давно остудил чувства и заморозил сердце. И только твои письма, пожелтевшие от времени, возвращают меня в былое, и где-то глубоко-глубоко внутри кто-то мне шепчет: окончание одного, становится началом иного. 
Прости меня, белокурый кареглазый мальчишка. Ты подарил мне столько красивых слов, ты спел мне столько песен! А я? Что Я? Я так и не научилась говорить – Люблю! Твои розы по сей день не завяли в моей памяти, они алым ковром согревают меня в зимнюю стужу, но, главное, они дают мне надежду, что мы с тобой обязательно встретимся и я скажу тебе то, чего ты так долго ждал. И тогда, ты простишь меня, и все в этом мире изменится! Я верю. Я помню. Я люблю.

Цветы любви

Капля росы слезинкой застыла на алом лепестке розы. В маленькой жемчужине отразилась вселенная: синева неба, брызги солнечных лучей, бархат бесконечности и сияние далеких звезд. Тихо и нежно зависла она между реальностями, как бы давая понять, что наш мир хрупок и недолговечен. Тронешь розу, капля упадет в бездну, и исчезнет пересечение миров. Но в минуту, когда крошечная капелька повисла на кончике цветка, мы можем увидеть в ней многое. Главное, захотеть. Трудно преодолеет горе, еще сложнее пережить расставание. Однако мир настолько совершенен, что не позволит исчезнуть ни одной капле росы. Флористы интернет магазина венки ритуальные помогут вам собрать неповторимый и единственный в своем роде ритуальный букет из живых цветов для тех, кто ушел, затворив за собою дверь. Язык цветов уникален. Поверьте, именно он станет связующей нитью между мирами. Вас услышат. Букет красных роз разбавьте нежно розовыми, и добавьте чайную розу. Принесите свое послание к памятнику своих близких, ушедших в иные реальности, и они поймут, что вы хотели сказать. «Я люблю», - кричат красные розы. «Пожалуйста, верь мне», - шепчут розовые. «Всегда буду помнить», - тихо завершит сказанное чайная роза. Никогда не бойтесь объясняться в любви тем, кто вам дорог, даже если их уже давно рядом нет. Наши флористы помогут вам это сделать и доставят цветы в нужное для вас время в любую точку Москвы. Ни одна капелька росы не исчезает бесследно, в крошечной росинке заключена Вселенная. И это не сказки – это реальность.   

Между сном и реальностью

Мир, который ее окружал, казался привычным и обыденным. Но было в нем что-то, что не поддавалось анализу, что-то невидимое, что ускользало от восприятия. Все было на месте: кровать, шкаф, цветы и книжные полки. Но знакомые вещи как-то странно вибрировали, были окутаны каким-то маревом, туманом. Ощущение это было ей знакомо. Когда она принимала эту вибрацию на себя, то понимала, что находится в иных параллелях. И что ждет ее в них, не известно. Обычно она боялась этого состояния, называла его междумирьем. В этот раз все повторилось, но на душе было спокойно и светло, страха не было.  Хотя до момента ее пробуждения, вернее перехода, ей снились странные сны: венки ритуальные, ритуальные ленты и прочие атрибуты траурных церемоний. Ей грезились чьи-то похороны, и ритуальны корзины с искусственными цветами у незнакомых ей памятников. Ей было известно, как избавиться от дурных снов – надо несколько раз моргнуть ресницами и тогда картинка сна изменится. Так произошло и на сей раз. Но проснуться окончательно не удалось. Она опять оказалась между мирами. Тело было легким и невесомым. Она встала, подошла к балкону. Дверь была открыта. Оставался один шаг до неизвестности, но его было очень сложно сделать. И вдруг, усилием воли она рванула вперед и … За окном ярко синело море, плавно перетекая в лазурь небес. Солнце пускало стрелы ей в глаза, а легкий ветерок нежно окутывал прохладой. Исчез привычный городской пейзаж, не было домов и улиц. Был только золотистый песок, бескрайнее море и удивительное чувство покоя и счастья.

Кажущаяся действительность скептицизма

Хорошо ли быть равнодушным? Каждый из нас с уверенностью скажет, что это отрицательное качество. Однако в античной Греции философ Пиррон возвел его в ранг добродетели. Как же так получилось, что морали разных эпох не совпадают? Тем паче, что западная этика зиждется на фундаменте философских учений Древней Эллады? Приведем пример. Ритуальные принадлежности венки – фраза, вызывающая у наших современников трагизм и скорбь. Пиррон призывает не делать скоропалительных заключений о вещах, ибо вещи непостижимы. Ритуальные корзины, производство траурных венков – абсолютно ничего не значащие фразы для человека с восточным образом мышления.  Разные культуры - разное восприятие вещей, понятий, явлений. Счастье человека в невозмутимости и спокойствие. Мы не можем постичь суть вещей, засим не способны к суждению. Пирроновское эпохэ склоняет нас к тому, что мы не должны голословно утверждать о происходящем. Одно и то же явление можно интерпретировать совершенно по-разному. Он призывает каждого из нас стать свободным от суждений, невозмутимым к страданиям, уравновешенным в момент трагедий. Все, зависит от нас. 

Источник счастья

«Путь к счастью прост», – считал Эпикур, основатель одной из эллинистических школ Древней Греции. «Главное, – предполагал он, – избавиться от страхов, которые отравляют человеку жизнь». Основные страхи по Эпикуру – страх смерти, богов и судьбы. Наша жизнь в наших руках, ничто не может ее омрачить, ведь все зависит от нашего решения. Смерть нам не страшна, ибо она с нами не пересекается, когда есть мы – нет ее, когда есть она – нет нас. Наши дороги идут параллельно. Человек рожден для счастья, так распорядились боги. Траурные венки из искусственных цветов, траурные композиции всего лишь дань традиции, ритуал, предписанный социумом. Совершая ритуальные процедуры, мы выражаем любовь тем, кто ушел в мир богов, и успокаиваем себя, чтобы прийти в равновесии. Счастье в нас самих, главное найти его источник внутри себя, тогда все страдания покажутся искусственными, надуманными и нелепыми. Солнечный блик в бокале с вином, роса на маковом поле и трель соловья – проекции нашей внутренней реальности, которая является искрой божественного огня. 

Звуки музыки

Где-то далеко, за пределами нашей реальности, тихо плакал саксофон. Звуки музыки пробирались в самое сердце, наполняя всю сущность его бытия. Мучительной болью стучали в висках слова, которые она сказала ему напоследок. Что-то возникало из далекой жизнь, но воспоминания путались в лабиринтах суетных будней и тут же исчезали, а на серой палитре привычной обыденности оставалась только боль. Память не хотела возвращать в прошлое. Что-то мешало раскрыть ему все карты. Непреодолимый барьер останавливал его мысль на ритуальной ленте, обвившей траурный венок из искусственных цветов. Дальше этой картинки он ничего не видел. Кто эта женщина, по которой так грустно и больно плакал дождь, кто эти люди, сгрудившиеся у памятника с ритуальной корзиной из живых цветов? Он не знал, или не помнил, что, собственно, одно и то же. Силясь вернуть память, он сжал ладони в кулак, будто бы это могло что-то изменить. Но кулака не было, как не было и ладони. Были только мысли, которые он не мог поймать. Они кружили его вместе с улетающей вдаль музыкой саксофона, не давая ему основы, фундамента, твердости. Все было зыбким и размазанным. Невидимый дождь хлестал по щекам, ветер разрывал сознание в клочья. Скрылся из виду памятник со всей ритуальной флористикой, растаяла в тумане тонкая фигурка женщины, улетела из-под ног земля. Невидимый вихрь заманивал его в воронку. А потом.. Вспышка света. Тишина. Отсутствие времени и пространства. Покой. Нет грусти, нет печали, нет слез. Есть только свет. Начало и окончание соединились воедино, а свет сотворил из окружающего мира уникальное, неповторимое кольцо его личности. 

У Порога

Солнечный луч разрезал штору на тысячи мелких кусочков. Порыв свежего ветра распахнул окно миру, и в дом ворвалась весна. Остатки ночных кошмаров медленно таяли в потоке свежего воздуха, заполнившего всю комнату. Спрыгнув с кровати, она весело потянулась, улыбнувшись новому дню. В голове еще вертелись картинки сновидений: хмурая колонна людей в черном; ритуальные венки из живых и искусственных цветов; ритуальные композиции и памятники, увитые ритуальными лентами. По спине пробежал легкий холодок. Что это было? Страшный сон, ужас ночи? В дверь постучали. Скорее бы все это забыть, подумала она и распахнула дверь… В проеме, заполнив своим светом все пространство, стоял юный мальчик с огромной охапкой сирени. Сознание отказывалось понимать происходящее. «Не может быть, - стучало в висках. Так не бывает». «Еще и не такое бывает», - улыбкой ответил юноша. Оглянувшись вокруг, поняла: все, что грезилось ночью – не сон, а ускользнувшая от нее реальность. Память мгновенно откинула назад, а сознание дорисовало уникальный узор ее прошлой жизни. Молниеносно она сложила недостающие элементы пазла и получила цельную картину собственного мира, который тонкой струйкой вливался в океан Бесконечности. 
- Здравствуй, милый, - сказала, она, - прости, что заставила тебя долго ждать;
- Не беда, дорогая, я знаю, ты всегда любила поспать, а вот я – ранняя пташка, просыпаюсь по будильнику. 
Аромат сирени кружил голову. Здесь все было ясно и просто. А главное, дверь в Вечность уже была открыта. Он взял ее за руку, и они переступили Порог…

Ловушки лабиринта

Сыро и душно. Он брел по тропинке, зажатой огромными валунами в тиски, не понимая, куда и зачем идет. Путь долгий, силы - на исходе. Перекрестки напрягали сознание, заставляя принимать быстрые решения. В голове постоянно стучало: «Нужно сделать правильный выбор».  Куда идти? Что дальше? Зачем? Одни вопросы, ответов пока не предвиделось. Никто не мог принять решение вместо него. Здесь, в этих параллелях он был абсолютно один. Каждый поворот давался с большим трудом, а каждая тупиковая ветвь отзывалась болью в груди и удлиняла путь к солнцу. Память кружила птицей над бесконечным лабиринтом его жизни, не давая никаких подсказок. Он пытался вернуться назад, туда, где оступился, где не смог сделать выбор. В эти минуты валуны наползали на его сознание, сумерки сгущались, и голову разрывало в клочья. Он тщетно искал себя, но в темноте не мог увидеть даже своей руки. Ему не хватало света. Вдруг его сознание высветило картину из другой жизни: заснеженный памятник, укутанный ритуальными венками из искусственных цветов, рядом – его постаревшая и сгорбившаяся мать, с ритуальной корзиной из живых цветов, склонилась над могилой. Слезы, скорбь.  Боль стала такой невыносимой, что он закричал. Но звука не было, крик не нарушил глухую тишину лабиринта. Маленький огонек, там, вдали, появился неожиданно. Заставил его встать, преодолевая страх и боль, устремиться к свету. Огонек разгорался, раздвигая шторы ночи. Путь стал понятен. Он шел к свету. Внутри него уже звучал знакомый с детства голос матери: «Сынок, не бойся я с тобой». А где-то в иных мирах, со свечи, что горела на каноне, маленькой каплей стекала невидимая слеза, и чьи-то губы шептали молитву, завершая ее словами: «Сынок, не бойся, я с тобой». Последний шаг, последний крик души, и свет разрушил лабиринт его сознания. Теперь он знал, куда ему идти, он знал, какой выбор ему предстоял.

Город, которого нет

Грозовые тучи насупили брови, каждую секунду готовые разразиться бранью и проливным дождем. Город замер в ожидании чего-то страшного и неминуемого. Улицы притихли, в домах погас свет. Одинокая фигурка путника, заблудившегося среди домов,  выбивалась из общего пейзажа. Белые одежды не вписывались в серо-черную палитру мертвого города. Первый удар грома взорвал тишину, вспышка света разрезала пополам небо над головой. Путника это не испугало. Порывы ветра пытались сорвать c него одежду, седые пряди развивались на ветру. А он шел, не останавливаясь, словно в этой пучине вихрей и был смысл его пути. Миновав опустевший сквер, он остановился у скамейки, на которой, свернувшись клубочком, спал маленький мальчик. Присев рядом, путник снял с себя плащ и укутал мальчонку. Тот проснулся и распахнул синий взгляд навстречу старцу. «Я пришел за тобою, малыш, - сказал путник. Тебе не место в этом давно исчезнувшем городе». Мальчик улыбнулся и протянул руки к старику. Гроза утихла, небо стало ясным и солнечным. Добро и мудрость соединились, остановив время, и поменяв пространство. Город, в котором нет места добру, рано, или поздно исчезнет с карты Вселенной. Ритуальные венки из живых и искусственных цветов станут символом уходящего времени. Однако ничего не исчезает бесследно, окунувшись в потоки дождя из слез, добро пробьет брешь в пространстве и устремится в будущее, где вновь расцветет подснежником и будет идти к Свету. А рядом с ним всегда будет мудрость, белые одежды которой, смогут укрыть добро от бурь и невзгод. 

Вечерние сумерки

Тишина. Часы отстукивают свой ритм, унося с собою в прошлое минуты нашей действительности. Вечерний сумрак окутал дома, скользя по притихшим улицам дымчатым полотном. В квартире сгущаются тени, образуя узорчатые ковры на паркете. Все обретаем мистический оттенок. Кажется, что вот еще мгновение и оживут давно забытые сказки и легенды. Мысли уносятся в прошлое, теребя  память, раня сердце. Откуда-то издалека доносятся голоса тех, кто ушел в Вечность, оставив о себе лишь отзвуки минувших дней. Придет пора и ты отправишься в даль-далекую, и река времени сотрет твое имя из памяти грядущих поколений. Закроешь за собою тихо дверь, вспорхнешь птицей и унесешься ввысь. Что оставишь после себя, человек? Неужели только тире на памятнике, ритуальную корзину искусственных цветов и композицию с ритуальной лентой от твоих друзей? Может быть, уже сейчас начать бескорыстно творить добро, воплощать сказку в жизнь и дарить окружающим радость. Кто знает, что пригодится нам в пути?